По поводу цитирования статей.

Цитирование статей в оригинальном виде возможно и желательно с единственным обязательным условием - ссылкой на автора и первоисточник.

суббота, 10 декабря 2011 г.

Лена Штерн. Воспоминания.

Я  счастлива, что у Лены Штерн, которую я считаю не только одним из своих учителей флористики, но еще и очень близким мне по духу человеком, нашлось время и желание запечатлеть свои воспоминания о флористической жизни в серии рассказов, которые Лена разрешила опубликовать в моем блоге. Ей, в свою очередь, будет очень интересно услышать отклики флористов на ее воспоминания. Мне кажется, что чувства, которые Лена выразила в своем повествовании, очень и очень близки всем тем, кто занимается флористикой не только для заработка. Это, наверное, то, что нас и объединяет - общие чувства, эмоции, стремления и мысли. Итак - представляю вам первый из серии рассказов Лены Штерн.



…Что такое воспоминание, как не мгновенное воссоздание, возрождение историй,  спрятавшихся  в убежищах  памяти,  в запахах и прикосновениях,  в окраске листвы или в звуках музыки..
Пятница, почти 7 вечера…
Все вокруг окрашено белым, несколько призрачным светом  завершающегося дня.. Как всегда в пятницу,  с соседнего холма доносятся  громкие и настойчивые  звуки шабатных песен - верный знак приближающейся субботы. Мой любимый балкон, с которого  так удобно наблюдать за происходящей вокруг жизнью,  разворочен, распотрошен.
В  первозданном виде  на нем привольно и беспорядочно  располагаются всевозможные  цветочные причиндалы - коряги и  корешки, ящики с красками и старой цветочной губкой,  безделушки, зеркала и неиспользованные  рамы,   стеклянные вазы, корзинки запыленные с плетеными шарами  и высохшими гранатами,  подсвечники с остатками недогоревших  свеч, и прочие  аксессуары былой цветочной жизни.
Некоторое время тому назад, в приступе наведения нового порядка,  я принялась выбрасывать все, что попадалось по руку.   А под руку попадались  настоящие  сокровища. Конечно, они являлись таковыми лишь для меня. Кто же  еще будет хранить причудливую корягу или  деревянный срез  старого дерева …  разве что ненормальные, помешанные на такого рода  « бриллиантах»…Хранимая так долго и бережно  «коллекция» сухих веток,  свитков эвкалиптовой  коры,  корней, шишек и листьев,  безжалостно отравлялась в коробки, предназначенные для уничтожения, сожжения –  для исчезновения…




….. Впервые  попытка наведения «нового порядка»  в моих владениях была предпринята лет 10 тому назад, под влиянием  курса фен-шуй -  и  учителя Майкла, элегантного,   50-летнего седеющего мастера в розовой рубашке, несказанно удивившего  меня,  пытающегося объяснить  своим ученицам на иврите, густо  замешанном  на  английском, правила движения энергетических потоков в домашнем пространстве. По фен-шуй, этим потокам препятствуют скопления  старых  неиспользуемых вещей, всякого рода запасов, коллекций... 


Кажется, зачем хранить десять выцветших роз, перевязанных ленточкой или младенческую одежду детей... записки. Конверты. Открытки…руке никак  не выбросить, не расстаться  с пустыми, безумно занятными пузырьками  из-под духов - ведь каждый - со своей историей. Кем подарены, где куплены… Некоторые напоминают о любви, другие – о временах года. Вот этот стеклянный лист,  еще   хранящий несколько капель прозрачной жидкости - предназначен для лета - охлаждать своим прохладным лимонным запахом разгоряченное тело… а другой - в огненно-красном пузырьке – в холодные вечера  разогревать сладким ароматом душу,   кожу, сердце.  Маленькие флакончики вместе с запахом сохранившимся внутри исчезнувших капель жизни, - сохраняют, кажется,  эссенцию  женской жизни и души..
Многочисленные пузырьки,  значки,  монеты, старые сережки,  вышедшие из моды бусы, керамические фигурки -  символы ушедшего времени - мгновенно пробуждали  воспоминание, запаянное, втиснутое  в маленькое пространство.  Мне кажется, что людям,  которым трудно расстаться с о старыми вещами, так же тяжело, непереносимо  расстаться со своей собственной историей. Выбросить на свалку старые газеты – равносильно своего рода измене прошлому, расставанию с любимыми - и причиняет вполне ощутимую  физическую боль. Отнюдь не  метафорическую…
 Так вот, скрепя сердцем, но полная решимости, очистив несколько полок, я собрала  несколько ящиков  всякой «дребедени» , к которой была нежно привязана и хранила  годами - флаконы  из под духов,  старые значки  и монеты, десятки  спичечные коробков и салфеток, собранных моей  дочерью. Стащив вниз  к помойке  пару первых ящиков, я почувствовала  совершенно невыносимую физическую  боль. Мне казалось, что  я сама себе отрезаю руки...  На счастье, тогда родилась идея… Она была связана  с еще одним  пристрастием…
… к зеркалам, всегда притягивающим, привлекающим ... они казались мне, постороннему наблюдателю,  бесстрастным, таинственным  отражателем окружающего мира…преломляющими  солнечный свет и сумерки, таящими неразгаданные секреты  недоступного, потустороннего, призрачной дверью,   за которой чудилось   некое продолжение, дорога  в параллельный мир -  зазеркалье...
каждый раз проходя мимо зеркальной мастерской, меня охватывало непреодолимое почти желание  перенести домой все эти десятки отражений мира - круглые, овальные,  продолговатые ... с роскошными рамами  и без оных…  множественное это зазеркалье чудилось мне  завлекающим, обвораживающим...
И вот  мне представилась возможность соединить две моих любви, создав нечто третье - зеркала, рассказывающие некую истории, сюжет, что ли…


В тот же вечер возникли несколько особых зеркал – одно было оформлено коллекцией спичечных коробков и зажигалок, другое в театральном духе - масками и игральными картами и лентами...   пузырьки из-под духов  нашли себе пристанище на круглом туалетном зеркальце ...- « свет мой зеркальце, скажи»… ( непростая вовсе игра,  требующая немалого мужества )…
    Вооружившись пистолетом с горячим клеем, я  работала  до поздней ночи, испытывая восторг  находки и одновременно  физические муки -  горячий клей обжигал пальцы и кожа сползала мгновенно. Не обращая особого внимания на такие мелочи - советское спартанское воспитание и по сей день дает  себя знать -  соорудила в результате целую  серию зеркал, впоследствии превратившихся   в выставку.
  Тогда же  было оформлено  кафе в театре Гешер .. одновременно с репетициями и выходом  «Мастера и Маргариты». Темой были маски, виниловые старые  пластинки, театральные программки и пр.
Так  завершился  мой  тогдашний фен-шуй -  новой жизнью всей этой мишуры…
 .
… Прошло  время,  и  покрытые пылью несколько забытых зеркал были также подвергнуты экзекуции – безжалостно с них сдиралась мишура, которая  лет 10 тому назад с такой любовью приклеивалась.
  На  балконе расставлено несколько ведер - в них отмокают декоративные фрукты, монеты, стеклянные шары… все остальное - решительно и бесповоротно  уничтожалось…  Верхние  полки и запрятавшиеся под светло-желтой материей  под столами, подальше от нескромных взглядов  ящики, не убереглись … 
По традиции,  был устроен прощальный костер …
Нет конца  этому расставанию с прошлым…    где же переход в неизведанное будущее …
Я брожу растерянно  и пытаюсь сообразить, а что же мне делать с оставшимся богатством…- подарить,  разрисовать?. .
Что же нужно, чтобы, не сохраняя при себе материальные предметы, отдать дань прошлому, не боясь расстаться с его материальным  овеществленным  воплощением?  Какого рода осмысление - запись,  рисунок, фотография, рассказ,    передача в музей - может отозваться   в душе  чувством надежности, уверенности в продолжении или прекращении жизни тех предметов, которые  «отслужили свой срок»  и теперь пришла иная  пора, обозначенная другими символами, другими игрушками…
…  В голове роются и жужжат, как стая разгневанных пчел – идеи…
Тем временем наступила суббота ...
Гранаты, алеющие в зеленой листве, закат серо-розовый, висящий над соседним холмом,  прохладный воздух  и медленно сгущающиеся сумерки, затихающее шоссе..
Глядя на белую корзину с заржавевшими, но еще живыми баллончиками с краской,  на блестящий, никому пока  ненужный парик,  на пустые, ждущие  кого бы обнять, рамки,-  надеюсь, что и им придет черед.. не правда ли?…
   Эпитафия  «бриллиантам…», изумрудам и прочим жемчугам…
Моя коллекция драгоценностей, собиравшаяся  лет 20-25, располагалась вовсе не на туалетном столике или в сейфе с тайным кодом.. Нет, ей необходимо было пространство,   простор… поэтому она захватила постепенно, но вполне ощутимо багажник , крышу и заднее сидение  небольшого,   уставшего от слишком активной жизни  автомобиля, балкон, антресоли, кухню стандартной квартиры, вытесняя законных жителей иной раз  и вовсе  за пределы предназначенной для них территории…
В ванной   отлеживались камни и ракушки, запыленная и требующая водных процедур листва.. . ну,  посудите сами - где в нормальной городской  квартире разместить охапку пальмовых ветвей метра два длинной, мешки с разбросанными осенними ветрами листьями платана, картонные белые  коробки из под флористической губки, наполненные  сосновыми и кедровыми шишками (на всякий случай!..),  десятки коряг (такое на дороге на валяется !!!), сотни свернутых наподобие кубинских сигар розово-коричневых трубочек эвкалиптовой нежной коры  ... А про мох разных оттенков и сортов, древесные грибы, камни и ракушки, вообще и говорить не приходится – им сам бог велел занять почетное место в салоне, рядом с телевизором.
 Эта скромная история посвящается всем собирателям, коллекционерам, людям одной страсти… Тем, кто прогуливаясь по улице, проезжая по делам  по городской улице или же выбираясь за город с семьей, направляясь на званый ужин, выискивает  отрешенным   взглядом  то самое, заветное… посверкивающее на солнце, притаившееся на высокой каменной стене  каскадом  бело-зеленых листьев, «грозди жемчугов», воздушных корней, свисающих  с огромных фикусов  на тель-авивском бульваре.  Они покачивались на теплом морском ветру  как змейки  и среди бела дня было неловко подойти и отрезать  гроздь таких живых,  темно –коричневых,  подрагивающих … Юра обычно  стоял на стреме,  пока  я совершала очередной разбойничий набег.
  Короткое разъяснение - более 20 лет я занималась флористикой – во всех ее видах - обучала  азам искусства, оформляла гостиницы. Телевизионные студии, выставки, придумывала  композиции, составляла   букеты... Ну и за все этим,  конечно, пряталась  страсть собирателя.
Любимейшим материалом для моей работы служили  всякого рода сухие  ветки, плоды деревьев, подножный материал,  который можно было использовать многократно.  Он придавал  любой композиции  особый средиземноморский колорит … пальмы всех видов и размеров, эвкалипты,  оливы, серебристая лаванда   и просто  колосья…
 В те времена, лет 15-20 тому назад,  за этим богатством нужно было охотиться, высматривать…
 Начнем с пальмовых ветвей вашингтонии. Меня вовсе не интересовали распластанные как огромный веер листья этой чудной пальмы, возносящейся в иерусалимское небо на мохнатой ноге ,закутавшейся   в многочисленные лохмотья  пальмовой ткани.  Трудолюбивые садовники  очищали ствол от сухих ветвей и сбрасывали вниз  сухие  веера.  На противоположной вееру стороне находилась корично-коричневая  двузубая вилка на длинной  колючей ноге, обнимавшая страстно пальмовый ствол .  По всему городу   были разбросаны известные лишь мне  потаенные места, к  которым мой белый пикап устремлялся посреди бела дня, или под покровом темноты …
Одно из таких заветных мест находилось на узкой  улице, соединяющей  Азу и Жаботинского,  где неподалеку от  Дома  президента,  рядом с черными узорчатыми воротами складывались несколько раз в году  изумительного цвета брик  пальмовые штандарты. С вожделением, знакомым  лишь профессионалам,    можно было угадать, углядеть метров за 30  груду  ветвей ( Совершенно неважно, нужны ли  были они мне в тот момент,  невозможно было оставить такие сокровища,  брошенными на земле на милость мусорных бездушных машин…) и  в узком пространстве между машинами,  начиналась    бережно-торопливая  укладка в багажник  найденного  клада, подобно филателисту,  дрожащими пальцами  едва касающимся наконец найденной  марки, и пытающемся  поместить   ее в альбом… Приходилось тут же,  на ходу подрезать разъятые двузубцы,  еще хранящие влажность соприкосновения с родным  стволом … Через несколько минут,  поправив одежду, причесавшись,  и превратившись из « похитителя» в приличную женщину,   я продолжала свой путь ...
  Или…  проезжая по роскошной эвкалиптовой аллее военного городка, где проживали мои внуки,  мой  вечно ищущий безумный взгляд собирателя натыкался на срезанное огромное дерево. Располосованное тело старого эвкалипта  громоздилось на земле, а рядом - беспризорные ветки,  огромные куски розово-коричневой коры - той, что  хранила форму дерева, и другой, завернувшейся  в трубочки, как кипы старых пожелтевших и ненужных бумаг ... Конечно,  в это мгновение забывались внуки,  и машина забивалась доверху  этими чудными  ювелирными   творениями   создателя…  тут же представлялись мне   фантастические конструкции, в которых будут использованы эти куски коры,  и листья, и ветки….. так продолжалось  лет пятнадцать- двадцать.
  На отдыхе в кибуце собирались черные,  длинные и плоские  стручки дерева под названием бохиния,  похожие на какие-то африканские тотемы.  На иерусалимских улицах по дороге к театру валялись  гроздья восхитительных растопыренных пальцев -  плоды брахихитона . ..Перед свадьбами,   обрезались гибкие цепи   длинных зелено-белых веток ай-ви, а перед  Днем Независимости в Иерусалимском театре, который я оформляла добрый десяток лет подряд, состригался в огромном количестве пахучий ярко-желтый ахиротем,  росший в огромном количестве    рядом с Музеем Израиля. Вообще, где бы я не проезжала и не проходила, во всем зелено–коричнево-серо-голубом  окружающем мой глаз автоматически выискивал добычу–так, отмечал он автоматически, рядом с близлежащим кибуцем здесь  можно срезать замечательные прямые вишневые  ветви для современных композиций, а  в мошаве  Германит  всегда можно подобраться к  эвкалиптам . 
Понятно, что все эти военные операции требовали времени,  упорства, настойчивости,  энергии. Но главное - стремления  что-то придумать, увидеть иным взглядом..   мои бедные помощницы,  отправлявшиеся  иногда со мной на поиски  и сбор подручного материала,  частенько приходили в ужас  от всевозможных препятствий ..   Да , что там,  люди… Даже  машина моя не выдерживала подобной психологической нагрузки…    Однажды во дворе  огромного цветочного склада    из под капота вдруг  появился дымок, а за ним - настоящее пламя вырвалось … Машина была  переполнена цветами для двух свадеб…  первая мысль – что с цветами. Вторая – как  добраться до тех мест, где мои девочки  ждали  меня… Третья - что будет с машиной ... Собственные нагрузки и перегрузки не принимались в расчет…понятное дело…
 Слава Богу, мои друзья – владельцы этого склада,  дай Бог им здоровья  Иуда, Пини, и иже с ними,  затушили ловко пламя, вывели меня из шокового состояния и на  огромном фольксвагене развезли цветы по точкам назначения..


 Продолжение следует

5 комментариев:

  1. Очень здорово, спасибо!
    Прям "о наболевшем"...
    Надо мужу дать почитать, чтобы не думал, что я одна такая сумасшедшая))))
    С уважением, Gyn.

    ОтветитьУдалить
  2. Замечательный рассказ! написано - как сценарий - бери и снимай..:). И кого-то мне героиня сильно напоминает...:)

    ОтветитьУдалить
  3. После того, как я стала время от времени погружаться с головой то в прочтение floristic.ru (Булатов упоминал, что поход в парк с коляской заканчивается заполнением последней ветками и пр. :)), то в блог Светланы Луниной (если не ошибаюсь, в мастер-классе с фантастической сумочкой-аквариумом Светлана говорила о трансформации идей/вечном поиске/очках, сквозь которые флористу стоит смотреть на окружающий мир потенциальных идей :)), поняла, что это не моё индивидуальное "расстройство психики", а состояние души, страсть, взгляд на жизнь, присущий и другим людям. А поскольку работами (и даже в большей степени - отношением к "работе" и людям) этих людей я восхищаюсь, "диагнозом" такое поведение назвать уже язык не поворачивается... В-общем, так я успокаиваю себя, что со мной всё в порядке :)
    Прошу прощения за пространное отступление, которое я себе позволила под воздействием эмоциального и глубокого рассказа Елены.
    Что касается отклика на само произведение, то удивительно, как "простая" зарисовка, собранная лишь из лоскутков воспоминаний, сложилась в такую потрясающую "картину"... Каждое словосочетание наполнено такой страстью, такой силой - как будто передо мною не слова, а те самые флаконы с "букетами" ароматов, концентрированными воспоминаниями Флориста... Ещё раз убеждаюсь, что талантливый, творческий человек удивляет в разных ипостасях.

    п.с. Мне кажется, для сокровищ не может быть универсального правила - что лучше - выбросить, сжечь, применить, раздать... Возможно оптимальный выбор зависит от состояния души в определённый период времени?.. И хотя мне ближе всего последнее (раздать другим флористам, в школу флористики), я ещё не созрела для этого этапа и расстаться почти ни с чем не могу :(.

    п.п.с. Надеюсь, продолжение будет очень скоро :)

    Елена и Светлана, большое вам спасибо за полученное удовольствие от прочтения "воспоминаний"! Действительно пора издавать или, как прокомментировала Юлия, снимать кино:)

    ОтветитьУдалить
  4. Спасибо большое, для меня очень важны ваши отклики. В принципе, работа на блоге такая странная - пишешь что-то, вкладываешь душу, а видишь только абстрактный скачок посещаемости на блоге... ну это как бы - съел что-то вкусное, а почувствовал только изменение результатов анализов))))))))))))) Поэтому - еще раз большое спасибо, за каждое слово - за каждую потраченную на это минуту. Всем!!!

    ОтветитьУдалить